tactics СКТ

15 лет на forex

От профессионального
трейдера, инвестора
gallery/fb
gallery/tw
gallery/mail

СТРАТЕГИИ И СЕКРЕТЫ РАБОТЫ В КАНАЛЕ НА FOREX

(ТРЕНИНГ ДЛЯ ПРОДВИНУТЫХ ТРЕЙДЕРОВ)

ОТ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ТРЕЙДЕРА TROIZA

с 15 ноября по 15 декабря 2018 г.

26.10.18 15.15 Худший месяц

Вчера распродажа на мировых рынках акций усилилась. К настоящему моменту американский рынок акций уже растерял весь рост, достигнутый с начала года. Для индекса NASDAQ, который вчера упал на 4%, этот месяц стал худшим за весь посткризисный период. Для S&P500 это худший месяц с 2011 г., для TOPIX и KOSPI – с 2008 г. Hang Seng демонстрирует самое длительное снижение в месячном сопоставлении с 1982 г. Динамика рынков в последнюю неделю служит напоминанием о том, что для инвесторов октябрь традиционно является одним из самых сложных месяцев.

В то же время акции банков США и еврозоны остаются под давлением, что не предвещает ничего хорошего с точки зрения перспектив роста банковского кредитования. Европейские рынки акций сегодня утром торгуются в небольшом плюсе, однако инвесторы опасаются, что в конечном итоге это может оказаться «отскоком дохлой кошки». Общий макроэкономический фон складывается из множества негативных факторов, таких как торговое противостояние между США и Китаем, напряженность в отношениях между США и Саудовской Аравией, высокие цены на нефть и рекордные уровни глобального долга.

Некоторые комментаторы считают, что такая динамика мировых рынков укладывается в рамки «оздоровительной» коррекции, поскольку, в частности, американский рынок на протяжении долгого времени двигался преимущественно вверх. За прошлый год индекс S&P500 прибавил 22%, а 21 сентября обновил исторический максимум на отметке 2940. Снижение индекса на 10% следует рассматривать в контексте не только прошлогодней динамики, но и невероятного роста почти на 350% относительно многолетнего минимума, достигнутого в 2009 г. Рынки развивающихся стран снижаются с начала этого года, теряя свои позиции вследствие укрепления доллара, повышения процентных ставок в США и, в отдельных случаях, из-за фундаментально слабой макроэкономической конъюнктуры.

Неудивительно, что несмотря на то, что акции компаний развивающихся стран торгуются с существенным дисконтом к американским бумагам, приток портфельных инвестиций на рынки развивающихся стран остается слабым. Снижение МВФ прогнозов по росту глобального ВВП вкупе с пессимистичными заявлениями по поводу торговой напряженности между США и Китаем не способствуют улучшению настроений инвесторов. Китайский рынок акций с начала года потерял 30%, а перспективы экономического роста страны, судя по опубликованным в пятницу данным по ВВП и промпроизводству, остаются неопределенными.

Власти Китая объявили о снижении налогов и намерены и дальше смягчать денежно-кредитную политику, однако вероятность повторения в обозримом будущем фискального стимулирования, которое Китай проводил в 2008–2009 гг. для смягчения последствий глобального экономического спада, не высока.

Но существенные перемены все же произошли. Эра «дешевых денег» завершилась. С 2015 г. Федрезерв уже восемь раз повышал ставку по федеральным фондам. За то время, пока во главе американского центробанка находились Бен Бернанке и Джанет Йеллен, инвесторы привыкли рассчитывать на так называемый «пут-опцион ФРС», полагая, что в случае чего регулятор не оставит рынок в беде.

Можно утверждать, что такая позиция ФРС во многом повинна в постоянном чередовании подъемов и спадов на финансовые рынках, а также вносит свой вклад в чрезмерный рост долговой нагрузки, что выражается в рекордном уровне корпоративной задолженности в США, используемой преимущественно для финансирования обратного выкупа акций. Любопытно, что бывший председатель Федрезерва Джанет Йеллен в недавнем интервью Financial Times предупредила о потенциальных проблемах, связанных с кредитованием компаний с высокой долговой нагрузкой.

Если американские рынки акций и могли нормально функционировать при более высоких процентных ставках в эпоху Йеллен, то лишь по причине чрезвычайно низкой волатильности, что также было побочным эффектом политики регулятора. Конечно, Федрезерв никогда не признает, что сам же способствовал возникновению пузырей на финансовых рынках. Теперь период низкой волатильности остался в прошлом – мы это видели в феврале, когда инвесторы начали активно закрывать короткие позиции на индекс волатильности VIX.

Под руководством Пауэлла Федрезерв действует по-другому – вместо асимметрично мягкой позиции он придерживается симметричного подхода. Проще говоря, Федрезерв может не менять ставки, равно как и повысить их, причем довольно быстро. Рынок осознал это по итогам заседания FOMC 26 сентября, а последовавший за этим рост доходности 10-летних казначейских облигаций США выше 3,00% спровоцировал массовые продажи на рынках акций. Сейчас рынок казначейских облигаций США может оказаться под инфляционным давлением, источником которого может быть дефицит рабочей силы или повышение пошлин на импорт, – эти факторы явным образом отражены в опубликованной вчера Бежевой книге ФРС.

С момента резкой коррекции, и несмотря на то что она охватила не только рынок США, но и развивающиеся рынки, которые были под давлением в течение всего года, ставки LIBOR неуклонно растут. С приближением конца года денежные рынки испытывают дефицит долларового фондирования. В прошлый понедельник доходность 2-летних казначейских облигаций США поднялась до нового максимума в 2,91%, отступив лишь до 2,83% на фоне волатильности на рынках акций в последние дни. При этом Дональд Трамп критикует Федрезерв, что ставит регулятора в сложное положение.

Если начавшаяся на этой неделе коррекция превратится в масштабный обвал рынка, Федрезерву придется повременить со следующим повышением процентных ставок (широко ожидаемым в декабре), а также, возможно, приостановить сокращение баланса. Трамп, конечно, скажет, что он прав, а события на рынках акций показывают, что Федрезерв ошибается. Мы бы не исключили такое развитие событий, при котором глава ФРС Джером Пауэлл уйдет в отставку, чтобы защитить свою репутацию и доверие к центробанку. Масштабная продажа акций, облигаций и доллара будет неизбежна, если инвесторы подумают, что Трамп намерен сам определять «правильные» процентные ставки (подобное заявление недавно сделал, например, президент Турции Эрдоган).

Падение рынков акций не случайно произошло в том же месяце, когда Федрезерв ускорил сокращение своего баланса до 50 млрд долл. в месяц. Дефицит ликвидности обострился после принятого в прошлом месяце решения ЕЦБ сократить вдвое объем покупки активов. Можно сделать следующий вывод: рынки весьма долго полагались на вливания ликвидности со стороны мировых центробанков, но этот период подошел к концу. Если предположить, что ФРС запустит четвертую по счету программу количественного смягчения, то насколько велика вероятность возобновления восходящего тренда на рынках акций и возвращения эпохи низкой волатильности и ультранизких доходностей облигаций?

Инвесторы могут счесть, что предыдущий эксперимент был ошибкой (на что, в частности, указывает японский опыт последних 20 лет), и стагнация – это надолго, что может заставить их пересмотреть свои ожидания в отношении перспектив экономического роста и роста корпоративных прибылей.

Еще более важное значение рынок придает макроэкономическим индикаторам, отталкиваясь от которых, многие инвесторы уже говорят о приближающемся развороте в динамике прибылей, рыночных мультипликаторов и экономического роста. Средние темпы роста прибылей корпоративного сектора США в этом году составляют около 20%, однако в связи со снижением отдельных прогнозов будущая картина начинает выглядеть менее радужно.

Если у ФРС были достаточно веские основания для ужесточения монетарной политики (высокие темпы роста американской экономики и стремление получить в свое распоряжение дополнительные инструменты на случай потенциальной рецессии), то ЕЦБ находится в более сложном положении. К слову, как заметил Арт Кашин, начиная с 1850 г. рецессия в США происходила как минимум один раз в десять лет. Последняя завершилась в июне 2009 г., и если текущий цикл подъема в американской экономике продлится до июня 2019 г., он станет самым продолжительным за всю историю страны. Однако нынешнее десятилетие пока не закончилось.

Сегодняшнее заседание ЕЦБ (после которого также состоится пресс-конференция) приходится на период циклического замедления экономического роста и стабильно низкой базовой инфляции в еврозоне. Согласно опубликованным вчера данным, сводный индекс PMI еврозоны в октябре опустился до 52,7 против 54,1 в предыдущем месяце. Темпы роста деловой активности в еврозоне снизились до 2-летнего минимума, а ожидания компаний в отношении будущего роста находятся на рекордно низком уровне за последние четыре года. Как отмечает индекс-провайдер Markit, с исторической точки зрения текущий уровень PMI соответствует ожиданиям смягчения монетарной политики.

Одной из центральных тем для инвесторов остается ситуация с бюджетом Италии, спор вокруг которого между итальянскими властями и руководством ЕС в ближайшее время вряд ли разрешится. Во вчерашнем выпуске макроэкономического обзора мы упоминали о том, что итальянский рынок долга – третий по величине в мире. Мы также указывали на риск увеличения убытков итальянских банков в результате снижения стоимости их вложений в итальянские гособлигации и тот факт, что Италия является крупнейшим должником Германии в рамках системы TARGET 2 (размер соответствующих обязательств составляет порядка 450 млрд евро).

Италия – не Греция, и вряд ли станет мириться с давлением со стороны ЕЦБ, если тот решит прибегнуть к таким инструментам воздействия, как отказ от покупки итальянских облигаций и вливаний ликвидности в банковскую систему страны. Как заявил лидер Движения пяти звезд Луиджи ди Майо, «Мы – последняя линия защиты социальных прав итальянцев. Мы знаем, что в случае нашего отступления произойдет быстрое возвращение «экспертов», действующих в интересах банков и жесткой экономии, поэтому мы не отступим».

Нил Маккиннон, экономист ВТБ Капитал