tactics СКТ

15 лет на forex

От профессионального
трейдера, инвестора
gallery/fb
gallery/tw
gallery/mail

Тактики: СКТ и Скальпинг обучение с 25 декабря
С 26 декабря повышение цен

Тактика СКТ Ноябрь +84,2%

04.12.18 10.50 Почему Джером Пауэлл считает, что на этот раз все будет иначе

Согласно опубликованному в пятницу отчету по рынку труда, безработица в США остается на самом низком уровне за 49 лет и, скорее всего, будет еще ниже к следующему июлю, когда, что весьма вероятно, будет зафиксирован рекордный по длительности период роста американской экономики.

Отвечая в октябре на вопрос журналиста о том, сколько, по его мнению, может продолжаться такой рост, председатель ФРС Джером Пауэлл ответил: "В принципе, бесконечно". Это весьма смелое заявление. Бизнес-циклы от старости, конечно, не умирают, но со временем имеют тенденцию обрастать угрожающими жизнеспособности недугами вроде инфляции и дисбалансов на финансовых рынках.

Изучив историю современной экономики, Пауэлл пришел к выводу, что на этот раз все будет иначе. После Второй мировой войны рост экономик обычно заканчивался ростом инфляции и процентных ставок. Пауэлл регулярно отмечает, что в последних двух случаях все было не так, напоминая, что в 1990-х, а потом и в 2000-х безработица опустилась ниже 5%, однако не вытолкнулабазовую инфляцию (не учитывающую нестабильные цены на продовольствие и энергоносители) с уровня около 2%. Это доказывает, что последние десятилетия инфляция гораздо меньше реагирует на низкие уровни безработицы.

Конец последним циклам роста положила не инфляция, а лопнувшие пузыри активов. Пауэлл уверен, что, если дисбалансы финансовых рынков не вернутся и не возникнет какого-то шокового фактора вроде войны, уровень безработицы может оставаться гораздо ниже, чем раньше, не вынуждая ФРС предупреждать перегрев экономики повышением процентных ставок.

С 1950-х годов экономисты сходятся во мнении, что при снижении безработицы ниже некого минимального нейтрального уровня спрос на работников, товары и прочие ресурсы начинает превышать предложение, а зарплаты и цены начинают расти. Эта обратная зависимость между безработицей и инфляцией называется кривой Филлипса.

Исследования, проведенные сотрудниками ФРС, показали, что с конца 1970-х и до начала 1990-х кривая Филлипса была достаточно крутой: снижение безработицы на один процентный пункт повышало инфляцию на 0,5-0,8 процентных пункта.

При этом к началу 2000-х равноценное снижение безработицы повышало инфляцию уже всего на четверть процентного пункта, а к 2017 году – всего на 1/20. Иными словами, кривая Филлипса стала почти плоской. Более того, с 1970-х до начала 1990-х инфляция отличалась высокой стойкостью: если она повышалась в одном году, то обычно сохранялась и в следующем. Сейчас это свойство утрачено: рост и снижение инфляции стали носить более мимолетный характер.

Причины, по которым кривая Филлипса стала плоской, а инфляция менее стойкой, можно обсуждать очень долго. Руководство же ФРС склонно хвалить себя за объявление своего намерения поддерживать инфляцию на уровне около 2%, чего бы это ни стоило. Это стимулирует работников и фирмы строить свои планы, исходя из инфляции в 2%, невольно способствуя материализации прогноза ФРС.

По каким бы причинам кривая Филлипса ни стала более плоской, Пауэлл и его коллеги считают, что безработица может еще два года оставаться на уровне около 3,5%, в то время как инфляция будет едва превышать 2%, а ключевая процентная ставка оставаться около 3%.

Выступая в октябре в Бостоне, Пауэлл сказал, что такой прогноз "вовсе не является неправдоподобно хорошим и не сигнализирует о смерти кривой Филлипса", а вполне соответствует "очень плоской кривой Филлипса и инфляционным ожиданиям, зафиксированным на уровне около 2%".

Есть в этом прогнозе вызывающий тревогу момент. Руководство ФРС считает, что естественный уровень безработицы находится гораздо выше, около 4,5%. Это предполагает, что безработица со временем заметно подрастет, чего никогда не происходило без рецессии.

При этом Пауэлл выражает сомнения относительно пользы оценки естественных уровней. Выступая в августе в Джексон Хоул, он отметил, насколько трудно зафиксировать нейтральный уровень в реальном времени: в 1970-х он оказался гораздо выше, чем предполагали большинство экономистов, а в 1990-х гораздо ниже. В примечании к тому выступлению говорится, что нейтральный уровень может быть разным в краткосрочной и долгосрочной перспективе, и что долгосрочная оценка в 4,5% не имеет особой актуальности для целей ФРС. "Что означает долгосрочный естественный уровень безработицы? – размышлял Пауэлл на пресс-конференции в сентябре. – На наши краткосрочные прогнозы он особо не влияет".

Итак, если инфляция или какое-то неожиданное потрясение не положат конец росту экономики, то что это сделает? Пауэлл гораздо охотнее, чем его предшественники, делится планами относительно повышения процентных ставок для пресечения тех финансовых перегибов, которые спровоцировали последние две рецессии. Однако в сентябре он сказал репортерам, что считает риск таких перегибов "умеренным". В основе этого оптимистичного взгляда лежит тот факт, что рынок жилья больше не пресыщен спекулятивными ипотеками, которые являются известным провокатором финансовых кризисов, а у другого провокатора – банков – достаточно резервного капитала для амортизации убытков и достаточно ликвидности. Кредиты под корпоративную и коммерческую недвижимость банковские балансовые отчеты в основном не обременяют. Цены на жилье и акции высоки, но это оправданно, если учитывать низкие процентные ставки.

Можно ли считать такой прогноз слишком оптимистичным? Все доказательства, которые Пауэлл приводит в поддержку своей позиции, сводятся к тому, что "на этот раз все будет иначе" – эти слова в мире финансов нередко называют самыми опасными.

В 1960-х, когда уровень безработицы последний раз опускался до такого низкого уровня, взрыв инфляции произошел крайне неожиданно. Что касается финансовых перегибов, последний кризис начался вне банковской сферы, но США почему-то постепенно избавляются от инструментов, созданных для того, чтобы отслеживать такие риски.

Пауэлл знает об опасности своей позиции. В примечании к его октябрьскому докладу приводятся слова экономиста Херба Штайна, который рекомендовал скептически относиться к любым заявлениям о том, что экономика вдруг начнет выдавать результаты, выходящие за рамки ее прошлого опыта. Именно поэтому, по словам Пауэлла, ФРС и повышает процентные ставки: "Если бы мы считали, что перегрев экономики невозможен, то ставки вовсе бы не повышали".