tactics СКТ

15 лет на forex

От профессионального
трейдера, инвестора
gallery/fb
gallery/tw
gallery/mail

Тактики: СКТ и Скальпинг обучение с 25 декабря
С 26 декабря повышение цен

Тактика СКТ Ноябрь +84,2%

03.10.18 13.10 Пик пройден

Нил Маккиннон, экономист

Глобальный экономический климат начинает меняться. Об этом в преддверии ежегодной совместной конференции МВФ и Всемирного банка, которая состоится на следующей неделе, заявила директор-распорядитель МВФ Кристин Лагард. Лагард отмечает, что темпы глобального экономического роста остаются самыми высокими за период с 2011 г., когда мировая экономика начала восстанавливаться после финансового кризиса. Уровень занятости в большинстве стран продолжает расти. Однако при этом в еврозоне безработица составляет 8%, что вдвое выше, чем в США и Великобритании, а безработица среди молодежи во многих странах еврозоны достигает двузначных чисел. С другой стороны, следует отметить, что доля населения земного шара, живущего за чертой бедности, опустилась до рекордного минимума – ниже 10%.

Лагард отмечает, что темпы глобального экономического роста достигли максимума и, скорее всего, начнут снижаться. По всей вероятности, пик текущего цикла будет пройден уже в этом году, и МВФ с большой долей вероятности понизит свой прогноз роста мирового ВВП на 2019 г. с текущих 3,9% до 3,7%. И хотя это, возможно, не такое уж большое изменение, общее направление движения понятно. Глобальный индекс PMI уже прошел максимальную отметку и начал двигаться вниз; данные за сентябрь показали снижение уровня активности в обрабатывающей промышленности до 2-летнего минимума.

Сильнее всех снизился субиндекс новых экспортных заказов, а трансграничные торговые потоки сократились впервые с июня 2016 г. Согласно традиционным макроэкономическим моделям, негативное влияние торговой войны на рост экономики США и Китая может составить порядка 0,5%. Однако на деле эффект может оказаться больше. Торговое противостояние между двумя крупнейшими экономиками может спровоцировать снижение уверенности бизнеса и потребителей, заставив их откладывать на потом потребление и инвестиции, а также приведя к нарушению глобальных цепочек поставок. В торговой войне нет победителей, вопрос заключается лишь в том, какая из двух стран окажется в итоге в большем проигрыше.

На данный момент локомотивом мирового роста являются США, чему не в последнюю очередь способствует реализуемая в стране программа фискальной экспансии (в то время как тезис о синхронном восстановлении, который МВФ популяризировал в прошлом году, становится все менее актуальным). Ужесточение денежно-кредитной политики США уже оказало давление на экономики развивающихся стран и их финансовые активы, и в некоторых случаях их центробанкам пришлось повышать процентные ставки.

Для большинства стран это закончится снижением темпов экономического роста, хотя рост цен на нефть окажет некоторую поддержку странам – экспортерам нефти. Федрезерв, судя по всему, не намерен менять свои планы или откладывать запланированное ужесточение денежно-кредитной политики, поэтому доллар может снова начать укрепляться, особенно в свете того, что неопределенность в отношении итальянского бюджета начинает играть все большую роль и повышает вероятность нового долгового и банковского кризиса в еврозоне. Факторами, работающими против доллара США, являются высокий уровень «долларового оптимизма» (индекс CPAINUSD в системе Bloomberg) и уменьшение влияния сюрпризов, преподносимых американской экономической статистикой (индекс CESIUSD в системе Bloomberg). Помимо этого, денежные рынки закладывают рост ставки по федеральным фондам всего на 65 бп в течение следующего года, что немного меньше, чем прогнозирует сам Федрезерв.

Возможности Китая вводить пошлины на американский импорт (который меньше по объему, чем китайский экспорт в США) ограничены, но есть другие варианты – девальвация национальной валюты или активная продажа имеющихся казначейских облигаций США. Вчерашние новости о том, что США, Мексика и Канада договорились о заключении нового соглашения о свободной торговле (USMCA) вместо NAFTA, улучшили аппетит к американским акциям, но азиатские рынки сегодня утром торговались разнонаправленно на фоне сообщений о том, что Дональд Трамп пока не видит возможностей для возобновления торговых переговоров с Китаем в ближайшее время.

Инвесторы надеялись, что заключение соглашения USMCA будет способствовать достижению договоренностей между США и Китаем до назначенных на 6 ноября промежуточных выборов в американский Конгресс. В более долгосрочной перспективе и независимо от исхода торгового конфликта Китай (а также другие развивающиеся экономики благодаря их вкладу в рост мирового ВВП), вероятнее всего, будет форсировать процесс «дедолларизации» и переход к многополярной валютной системе – тем более что против американской валюты играют перспективы роста дефицита бюджета до триллиона долларов и дальнейшего увеличения соотношения федеральный долг/ВВП. К тому же после президентских выборов в США в 2020 г. американская экономика, вероятнее всего, вступит в период смягчения монетарной политики при одновременном ужесточении фискальной политики, а это сочетание, как правило, оказывает понижательное давление на национальную валюту.

Лагард в этой ситуации рекомендует следующее: пока экономика растет, страны должны воспользоваться моментом и провести радикальные реформы на мировом уровне. В частности, необходимо формировать более устойчивую и справедливую систему международной торговли, поскольку при снятии ограничений в этой области торговля будет играть важную роль в повышении производительности труда, распространении новых технологий и снижении уровня бедности. По оценке Лагард, при сокращении затрат на торговлю услугами на 15% совокупный ВВП стран «большой двадцатки» может увеличиться более чем на 350 млрд долл. в год, а эта сумма, например, эквивалентна годовому ВВП ЮАР.

Такие меры требуют широкого международного сотрудничества, но в рамках организаций и органов, созданных после Второй мировой войны, обеспечить это становится все сложнее, в том числе из-за изоляционистской политики США, которые раньше, наоборот, являлись главным центром притяжения мировой экономики и мировой торговли. Жизнеспособность европейского валютного союза находится под вопросом, поскольку заложенный в самой системе ЕС «дефицит демократии» только увеличивает поддержку избирателями так называемых «популистских» политических партий. В Германии под давлением оказалось коалиционное правительство Ангелы Меркель, в результате чего повышается вероятность смены политических установок ЕС в целом.

Лагард также призывает власти стран укреплять финансовое регулирование и не допускать «отката» в этом направлении. Она отмечает, что в результате проведения основными центробанками мягкой монетарной политики в течение последнего десятилетия уровни долга достигли исторических максимумов как в развитых, так и в развивающихся и даже бедных странах. Согласно оценкам МВФ, совокупный размер мирового государственного и частного долга достиг рекордного уровня – 182 трлн долл., что почти на 60% больше, чем в 2007 г. По мнению МВФ, возвращение ведущих центробанков к более «нормальным» уровням процентных ставок может привести к оттоку примерно 100 млрд долл. с долговых рынков развивающихся стран (без учета Китая). В условиях следующего спада в мировой экономике развивающиеся страны могут пострадать в меньшей степени, снизив риски, связанные с высоким уровнем корпоративного долга.

На самом деле, если говорить о проблеме корпоративного долга, то за пределами Китая она особенно остро стоит в США (см. материал института McKinsey A Decade After The Global Financial Crisis: What Has (Hasn’t) Changed?). Если население США в последние десять лет сокращало свои долговые обязательства, то корпоративный сектор, наоборот, их наращивал. На сегодняшний день размер корпоративного долга в стране в процентном отношении к ВВП находится на рекордно высоком уровне (в абсолютном выражении он составляет 6,3 трлн долл., из которых 1,3 трлн долл. подлежат погашению в конце 2020 г. и почти половина – в ближайшие пять лет).

Это делает корпоративный сектор США чувствительным к коррекциям на рынке акций и росту процентных ставок. Привлекаемый долг американские компании направляли на финансирование выкупа с рынка собственных акций и увеличения дивидендов. На протяжении всех последних лет выкуп акций был (и остается) одним из ключевых факторов, поддерживавших на высоком уровне их рыночные котировки. «Мусорные» облигации рискуют повторить судьбу сабпрайм-ипотеки. На данный момент почти 40% корпоративных облигаций нефинансового сектора США (1,9 трлн долл.) имеют рейтинг BBB, лишь на несколько пунктов превышающий уровень «мусорных» бумаг.

Одной из главных причин финансового кризиса 2007–2008 гг. послужило привлечение домохозяйствами кредитов под залог недвижимости, ожидания в отношении стоимости которой оказались завышены, поскольку никто не предполагал, что цены на жилье в США могут снижаться. Дерегулирование, призванное облегчить доступ к ипотеке для населения с низким уровнем доходов создало условия для схлопывания пузыря (чему способствовала и секьюритизация долга), что и произошло, когда стоимость заложенных активов резко снизилась.

По сути, американские компании идут тем же путем, привлекая долг под залог собственных акций. Как и в случае с ценами на жилье, все выглядит прекрасно ровно до тех пор, пока стоимость залога не начинает снижаться. Как отметила в своем недавнем выступлении член совета управляющих ФРС Лаэл Брейнард, стандарты оценки платежеспособности заемщиков с низким кредитным качеством снижаются и могут опуститься до уровней 2005 г. По мнению Брейнард, основной риск наступления рецессии в экономике США заключается не в неожиданном скачке инфляции, а – как это было в случае двух последних рецессий – в стрессе для финансовой системы. В случае кризиса ликвидности высока вероятность схлопывания пузыря на рынке корпоративного долга США. В условиях рекордно высокого объема M&A-сделок на глобальном рынке новость о том, что некая компания столкнулась с трудностями в привлечении финансирования, может стать первой ласточкой надвигающегося кризиса.