tactics СКТ

14 лет на forex

От профессионального
трейдера, инвестора
gallery/fb
gallery/tw
gallery/mail

Новый Фонд-Мини с 15 ноября (для новичков)

одно два места на курс: Тактика СКТ и скальпинг

старт 20 декабря

02.07.2015 Стиглиц: ЕС пытается отнять у Греции демократию

Власти Евросоюза стремятся "покончить" с демократией в Греции, считает американский экономист, лауреат нобелевской премии Джозеф Стиглиц. По мнению известного экономиста, истинная причина текущего противостояния Греции и ЕС - это не экономика и деньги, "спор" идет в большей степени о власти и демократии. В своей статье на Project Syndicate он пишет, что нынешняя экономическая депрессия в Греции намеренно спровоцирована властями Европейского союза.

gallery/178279.640xp
gallery/178280.200xp

ДЖОЗЕФ СТИГЛИЦ, ПРОФЕССОР ЭКОНОМИКИ КОЛУМБИЙСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

"Без сомнения, экономическая программа, которую "тройка" (Европейская комиссия, Европейский центральный банк и Международный валютный фонд) навязала Греции пять лет назад, оказалась ужасающей: она привела к падению ВВП страны на 25%. Я не могу припомнить ни одного случая экономической депрессии в истории, которая была бы настолько же предумышленной и привела бы к таким же катастрофическим последствиям: к примеру, уровень безработицы среди молодежи в Греции сейчас превышает 60%.

 

Поразительно то, что "тройка" отказывается взять на себя ответственность за данные результаты или признать, что ее экономические прогнозы и модели оказались настолько плохими. Но еще более удивительно то, что лидеры Европы так ничему и не научились. "Тройка" продолжает требовать от Греции достижения первичного профицита бюджета (без учета процентных платежей) в размере 3,5% ВВП к 2018 году.


Экономисты по всему миру негативно оценивают данную цель, считая ее репрессивной, поскольку стремление к ней неизбежно приведет к еще более глубокому экономическому спаду. Даже если долг Греции будет реструктурирован самым замечательным образом, страна останется в состоянии депрессии: для этого гражданам страны достаточно одобрить программу "тройки" на внезапном референдуме, который пройдет в эти выходные.


Очень немногим странам удавалось достичь того же, что смогли сделать греки за последние пять лет в стремлении превратить большой первичный дефицит бюджета в профицит. И хотя цена этого результата в виде страданий народа оказалась экстремально высокой, последние предложения греческого правительства по многим параметрам соответствовали требованиям кредиторов.

Будем откровенны: практически ничего из тех огромных денег, которые получила в долг Греция, в страну не попало. Они были использованы на выплаты частным кредиторам, в том числе немецким и французским банкам. Греция получила крохи, но заплатила высокую цены за сохранение банковской системы в этих странах. МВФ и другие "официальные" кредиторы не нуждаются в деньгах, которые они требуют. Согласно стандартному сценарию полученные от Греции деньги, скорее всего, будут снова предоставлены в кредит Греции.

 

Но опять же дело не в деньгах. Дело в использовании приближающихся сроков выплат, для того чтобы вынудить Грецию подчиниться и принять неприемлемое – согласиться не только на меры по сокращению госрасходов, но и на другие регрессивные и репрессивные шаги.


Но почему Европа так поступает? Почему лидеры Европейского союза противятся референдуму и отказываются продлить хотя бы на несколько дней наступающий 30 июня срок очередного платежа Греции в адрес МВФ? Разве Европа против демократии?


В январе граждане Греции проголосовали за правительство, которое обязалось покончить с политикой сокращения госрасходов. Если бы это правительство просто выполняло свои предвыборные обещания, оно бы уже отказалось от предложений кредиторов. Но правительство захотело дать грекам шанс высказаться по этому вопросу, столь критически важному для будущего благополучия их страны.


Подобная обеспокоенность народной легитимностью несовместима с политикой, принятой в еврозоне, которая никогда не являлась демократическим проектом. Большинство правительств ее стран-участниц не спрашивали у своих народов одобрения идеи передачи монетарного суверенитета Европейскому центральному банку. Когда это сделала Швеция, шведы сказали "нет".

 

Они понимали, что в стране может вырасти безработица, если ее монетарная политика будет определяться центральным банком, занятым исключительно вопросами инфляции (и который будет уделять недостаточно внимания финансовой стабильности). Экономика могла пострадать, потому что экономическая модель, лежащая в основе еврозоны, основана на межправительственных отношениях, не учитывающих интересы трудящихся.


Без сомнения, то, что мы сейчас наблюдаем – 16 лет спустя, после того как еврозона превратила эти отношения в особый институт, – является антитезой демократии: многие европейские лидеры хотят покончить с левым правительством премьер-министра Алексиса Ципраса.

 

Это так неудобно, когда в Греции у власти находится правительство, столь твердо противостоящее той политике, которая активно способствовала росту неравенства во многих развитых странах, и столь же твердо преданное идее ограничения необузданной власти богатых. Они, похоже, уверены, что смогут в итоге свергнуть греческое правительство, заставив его пойти на соглашение, противоречащее его мандату.


Трудно советовать грекам, как им голосовать 5 июля. Ни один из вариантов – одобрение или отказ от условий "тройки" – не будет легким, оба влекут за собой огромные риски. Голосование "да" будет фактически означать депрессию без конца.

 

Не исключено, что истощенная страна (продавшая все свои активы и лишившаяся наиболее продвинутой молодежи из-за эмиграции) сможет, наконец-то, добиться прощения долга; не исключено, что с экономикой, съежившейся до уровня стран со средним уровнем доходов, Греция сможет, наконец-то, получить финансовую поддержку Мирового банка. Все это может произойти в следующем десятилетии или даже, возможно, десятилетие спустя.


Напротив, голосование "нет" по крайней мере может дать Греции, с ее сильными демократическими традициями, шанс взять свою судьбу в собственные руки. У греков, возможно, появится возможность повлиять на свое будущее, которое, пусть даже и не столь процветающее, как ее прошлое, является намного более обнадеживающим, чем бессмысленные пытки настоящего.


Я знаю, как бы я проголосовал".